АРХИВНЫЙ ОТДЕЛ
администрации
Кондинского района
  Документы 10.12.2018, 00:09
Меню сайта


Баннеры
Баннер Электронного архива Югры
Баннер Единого реестра запрещенных сайтов Российской Федерации
Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)
ОБД Мемориал


Поиск


Наш опрос
Удовлетворены ли Вы исполнением муниципальной услуги (выдачи архивных справок, копий)?
Всего ответов: 49


Статистика
Яндекс.Метрика

 
Ветераны войны и труда Кондинского района

Кабальнов Валентин Антонович, ветеран Великой Отечественной войны

    Родился Валентин Антонович в январе 1925 года, в с. Мариинск, Свердловской области. В семье был третьим ребёнком, позднее семья пополнилась ещё четырьмя детьми.

    В 1933 году его отец, банковский работник, по решению партийных органов, был направлен для работы на Крайний Север, сначала в Ямало-Ненецкий автономный округ, а затем в с.Леуши, Кондинского района Тюменской области, где в 1940 году Валентин Антонович и закончил среднюю школу.

    В апреле 1941 года, шестнадцатилетним пареньком, начал свою трудовую деятельность служащим – был секретарём рыбкоопа, счетоводом.

    Но началась война. Она изменила всё.

    Из воспоминаний В.А. Кабальнова: «…Осенью 1941 года, мы, ребята-допризывники, проходили военную подготовку: изучали Уставы РККА, занимались строевой и тактической подготовкой. И трудились. На колхозных работах, на сенокосе, на рыбалке. Косили хлеб, вязали снопы, молотили. Работали весь световой день. Уставали здорово, но понимали, что наш труд нужен стране, фронту. Лозунг: « Всё для фронта, всё для победы» был для нас обязанностью и долгом, и всеми силами мы старались всё как можно больше и лучше сделать для этого. Комсомольцы села были активными участниками художественной самодеятельности. Часто выезжали в соседние колхозы, рыболовецкие бригады, на полевые станы. Организовывали культпоходы в соседние колхозы. Следили за порядком, несли дежурства, приходилось охранять осуждённых».

  

 

 

 

  А уже в августе 1942 года, семнадцатилетним, был призван в Армию. В.А. Кабальнов вспоминает: «…Провожали молодых, здоровых парней с песнями, с наказами разбить врага и с победой возвратиться домой. В начале же не сомневались, что враг быстро будет разбит и отброшен за пределы наших границ. Провожали нас всем селом. Мы расставались с мирной жизнью, со своими родными и близкими, уезжая навстречу новой, военной, боевой жизни. Очень сильна была вера в мощь нашей Красной Армии. Не знали мы тогда ещё какими трудными, трагическими и кровавыми будут эти 1418 дней войны!» В.А. Кабальнов. Портрет. 1942 г.

    Из книги В.А. Кабального по дорогам фронтовым: «Сейчас, вспоминая прошедшие военные годы, появилась какая-то внутренняя потребность оставить хоть маленький след о том, какое отношение имел, какую каплю внёс в океан событий Великой Отечественной войны. …

    Моя фронтовая служба в действующей армии началась до Курской битвы в марте 1943 года, когда я стрелком-радистом танка Т-34 прибыл на Воронежский фронт из г.Омска после окончания учебного танкового полка. На фронте в это время было затишье. Шли бои местного значения. Обе стороны готовились к решительным боям. Для меня молодого, не нюхавшего ещё пороху солдата, фронтовая жизнь была ещё во всём новой. Здесь всё было подчинено войне по-настоящему, по-боевому.

    Здесь под Курском я впервые увидел большую массу немецких самолётов. В первых числах июля гитлеjavascript://ровцы предприняли массированный налёт на Курск авиацией. Немецкие бомбардировщики волна за волной шли в сторону Курска, пролетая над нашей обороной. С воздуха слышался сплошной гул. Жутко было наблюдать такую картину – самолёты в боевом строю плыли в безоблачном небе как будто на парад, а кругом тишина, в небе не видно ни одного разрыва снаряда. А они несли страшный груз – разрушение и смерть.

   Буря разразилась 5 июля, когда фашистские войска огромными танковыми, пехотными и авиационными силами начали наступление в районе Курского выступа одновременно с двух направлений, с целью окружить и уничтожить здесь наши войска. В ночь на 6 июля наша танковая бригада, выдвинутая на второй оборонительный рубеж, заняла оборону. День 6 июля для бригады был очень тяжёлым. Едва успели закончить подготовку к бою, как в утреннем небе появились немецкие самолёты. Большими группами «Хенкели» и «Юнкерсы» шли бомбить наши боевые порядки. Одна группа самолётов развернулась над позициями нашей роты. В один из заходов прямым попаданием бомбы был разбит один танк, экипаж погиб. Во время налёта я находился возле машины, наблюдал за действием самолетов и докладывал командиру. Когда я заметил, что бомбардировщики пошли на наш танк, командир приказал мне зажечь дымовую шашку и выставить на броню. Чтобы зажечь шашку я свернул большую цигарку, прикурил её, поставил шашку на трансмиссию и сунул горящую папиросу в отверстие шашки. Глянув вверх, увидел, что ведущий стервятник входил в пикирование, и от него отделилось тёмное пятно. Я быстро занял своё место в машине. В это время раздался оглушительный взрыв сзади, танк подбросило, осколки забарабанили по броне, запахло дымом, танк окутался пылью. Но немецкий стервятник промахнулся, бомба упала в нескольких метрах от танка, дымовая шашка сделала своё дело. Немецкие летчики, видя чёрный дым над танком, посчитала, что машина горит, прошли над нами на бреющем полёте и повернули в свою сторону.

    Ещё рвались бомбы в расположении роты, когда впереди показались немецкие танки и бронетранспортёры с пехотой. Шли они, не спеша, большой группой до 60 танков. Тяжёлое это зрелище, когда видишь какая сила прёт напролом, не щадя ничего, всё сметая на своём пути. Подойдя на прямой выстрел, с коротких остановок немецкие танки открыли огонь. Когда танки приблизились на 600-800 метров, по ним ударили пушки наших Т-34 и орудия истребительно-противотанкового дивизиона. Но силы врага на много превосходили наши. Против каждой нашей роты, имевшей 8-10 танков, действовало 30-40 немецких.

    Впервые я увидел обгоревших танкистов. Вместе с другими ранеными к машине подбежали два офицера (как я узнал позже). Одного из них вёл боец. На мгновение я оторопел, увидел обгоревшего до пояса человека. Волосы на голове сгорели, лицо было чёрным, в ранах и копоти, светились лишь глаза. Грудь, спина и руки были обожжены, кожа местами полопалась, раны кровоточили, кровь смешивалась с копотью. Остатки обгоревшего комбинезона и гимнастёрки лоскутьями висели на поясном ремне. Я подал танкисту руку, чтобы помочь влезть на танк, на руке остались следы крови, копоти и кусочки кожи. Другой обгоревший танкист был в таком же состоянии. Из коротких ответов я узнал, что это наши танкисты с иностранных танков.

    «Десять дней войны… Десять дней и ночей непрекращающихся тяжёлых боёв…В памяти они встают как одно целое- большое и беспрерывное. Если бы удалось восстановить хронологию тех дней и ночей июля сорок третьего, то получилось бы длинное повествование, насыщенное многочисленными событиями, названиями, именами.

    Мы теряли боевых товарищей, боевые машины. Ко многому солдаты на войне привыкают, но к смерти привыкнуть нельзя. К смерти не привыкают. Много смертей я видел в войну, но каждый раз это приносило глубокие страдания. Одних хоронили с мучительно подступившим к горлу комком, сжав зубы. Другие выбывали по ранению. На смену им приходили новые пополнения. Война продолжалась...

   Был ли страх перед происходящим на поле боя? Страх подкрадывался исподволь. Первое потрясение я пережил, когда увидел своими глазами, как взорвалась тридцатьчетвёрка от прямого попадания бомбы и экипаж погиб. Это была мгновенная и страшная картина. Это было чувство страха и жалости за своих боевых товарищей. Противотанковая пушка, разбитая вражеским снарядом или бомбой, а вокруг мёртвые тела расчёта, разбросанные взрывом, засыпанные землёй…В одиночку, конечно, страх перебороть трудно. Но в составе экипажа, когда нас четыре человека, и ,глядя друг другу в глаза, мы подавляли это чувство страха. Наш механик, старший по возрасту, действовал спокойно, уверенно вёл машину и маневрировал умело. Эта уверенность передавалась членам экипажа и страх отходил на задний план. Помогала в этом и слаженность, понимание, быстрое выполнение команд, простая солдатская дружба. Мы мужали, взрослели, становились солдатами, познавая все тяготы и радости фронтовой жизни. Опыт, уверенность, уменье воевать и преодолевать страх перед опасностью и смертью- всё это приходит в ходе трудных военных лет».

Кабальнов В.А. первый слева. Германия. г. Лайсниг. Июль 1945.

 

 

 

 В.А. Кабальнов. Портрет. г. Лейпциг, Германия. 1946.

 

Валентин Антонович Кабальнов прошёл славный боевой путь в составе 64-й Гвардейской танковой бригады от сражения на Курской дуге лета 1943 года до взятия Берлина в мае 1945 года. Был участником боевых наступательных операций 1-й Гвардейской танковой армии во время Великой Отечественной войны: Белгородско-Харьковской (лето 1943 г.), Житомирско-Бердичевской, Корсунь-Шевченковской (зимние операции 1943-1944 гг), Проскурово-Черновицкой (весна 1944 г), Львовско-Сандомирской (лето 1944 г.), Висло- Одерской (зима 1944-1945 гг.), Восточно- Померанской (весна 1945 г.), Берлинской (весна 1945г). В конце 1944 года принят кандидатом, а накануне решающих боёв за Берлин, в марте 1945 года, членом ВКП(б).

Боевой путь 1-ой гвардейской краснознаменной танковой армии

    Закончилась война для Валентина Антоновича в Берлине, весной 45-го. Ветеран вспоминает «… Близился праздничный день -1 мая и все мы надеялись, что именно в эти праздничные дни свершится то, чего мы так долго ждали. 30 апреля 1945 года, вечером этого дня, над рейхстагом было водружено Знамя Победы! Этот день навсегда останется в памяти не только тех, кто штурмовал Берлин, но и в памяти Советского народа и в истории его борьбы с фашизмом….

    Несмотря на то, что была объявлена капитуляция, и многие шли сдаваться, в городе ещё оставались отдельные группы, оказывающие сопротивление.

    5 мая выдался свободным днём, и мы, группа товарищей, пошли посмотреть на рейхстаг. Каждый из нас считал своим правом в те дни прийти в рейхстаг и оставить там свою подпись. На стенах, колоннах, на полу, на каждом камне были уже сделаны тысячи надписей. Писали, кто чем мог: кинжалами, ножами, осколками, обгоревшими головешками, углём, краской… После этого побывали и у Бранденбургских ворот. 8 мая Советская радиостанция неоднократно объявляла о том, что будет передано важное правительственное сообщение. В Берлин прибывали представители союзников. Никто не ложился спать. И как только радио сообщило о подписании акта капитуляции, началось такое, что не передать словами. Этот момент трудно описать и передать так, каким он был тогда. Это надо было пережить и перечувствовать в то время! Ночное небо осветилось тысячами цветных огоньков! Мощь салюта была такой, что всё вокруг дрожало, как в часы самых больших сражений.

    И хотя война, вернее, её эхо, ещё звучало в ушах, начинались первые послевоенные мирные дни».

В.А. Кабальнов, гвардии старшина (сидит) с однополчанами 64-ой гвардейской танковой бригады. г. Лайсниг Германия. 1946.

    Ещё 2 года, до демобилизации, в мае 1947-го, Валентин Антонович служил в группе оккупационных войск в Германии и был демобилизован в звании гвардии старшины, механика-водителя тяжёлого танка. За высокие боевые заслуги был награждён орденами: «Красная звезда», «Отечественная война» 2 степени; медалями: «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией»; знаками: «Отличный танкист», «Отличный разведчик». «…Боевой путь… Какие ёмкие два слова! Для каждого солдата Великой Отечественной войны эти слова близки и имеют свой особый смысл и навсегда остались в памяти. Каждый прошёл свой боевой путь, где бы он ни был, в какой части бы не служил, какими путями-дорогами войны не шёл… Хотелось бы назвать многих товарищей по оружию. Но прошедшие десятилетия стёрли в памяти их имена. Но забыть их, хотя и безымянных, не могу».

 В.А. Кабальнов с однополчанами 64-ой гвардейской танковой бригады. Германия. 02.02.1946

    За время войны из семьи Кабальновых на фронт ушло три сына. В 1941 году был призван на войну старший брат, Евгений. А уже в июне 1942-го семьёй было получено извещение о том, что командир стрелкового взвода 799 стрелкового полка 228 дивизии, Евгений Кабальнов, пропал без вести. В августе 1942года призывается в армию Валентин Антонович, а в мае 1944 года- третий сын-Юрий. Но конец войны застаёт его в Московской радиошколе.

    Многие годы поисков, выяснений сведений о брате Евгении, десятки запросов и писем в различные учреждения так и не дали точного ответа на мучительный вопрос: Когда и где, при каких обстоятельствах он погиб? Где покоится его прах? О большинстве пропавших без вести никому ничего неизвестно- ни обществу, ни семьям. И никогда не будет известно, где покоится их прах, где, в каком краю искать их могилы. Среди многих жертв войны, эти- наиболее трагичны!

    После демобилизации, в мае 1947 года, фронтовик прибыл к месту постоянного жительства родителей - в с.Леуши Кондинского района и включился в трудовую жизнь. Работал в системе потребкооперации, а затем, по рекомендации Кондинского РК КПСС, был направлен для работы в лесную промышленность. В августе 1952 года с отличием закончил двухгодичные курсы при Восточно-Сибирском институте г.Красноярска с присвоением квалификации «техник лесной промышленности». Всю жизнь честно и достойно трудился, придя в леспромхоз в январе 1949 года, и до выхода на пенсию, в 1980 году. Работал инженером-механиком, старшим механиком. Не раз, за добросовестный труд и выполнение трудовых задач, поощрялся руководством предприятия. В 1970 году за долголетнюю и безупречную работу Валентину Антоновичу было присвоено почётное звание «Кадровый рабочий Кондинского лесопромышленного комбината».

    Человек глубокопорядочный, скромный, строго следующий своим представлениям и убеждениям, большинством предложенных ему по закону льгот, отказывался пользоваться.

     «… Невозможно, да и нет необходимости широко вещать о своём трудовом пути. Это была моя работа, моя жизнь, в которой я не раскаиваюсь. За время работы бывало всякое. Были промахи, ошибки, служебные огрехи, были и светлые времена. Но всё, что я делал, делал по своим силам, знаниям, способностям, по велению сердца и совести».

    Валентин Антонович собирает и хранит документальные материалы военных лет. У него хранятся альбомы с интереснейшими фотографиями 40-х годов, снятыми в дни войны, в послевоенные годы в Германии, в мирные дни во время встреч с друзьями-ветеранами в разных городах страны. Сам много работает. В 1986 году написал книгу-воспоминание «По дорогам фронтовым», в которой рассказывает о своём военном пути 1943-1945 годов; ведёт переписку с друзьями-фронтовиками, пишет, размышляет… «… Это не исповедь, не покаяние, не автобиографическая повесть, а мысли и раздумья, моё видение и понимание того, что прожито и пережито. … Это не ностальгия по ушедшему времени, это жизнь на коротком отрезке нашей истории. Никому не избежать, достигнув преклонного возраста, испытать эмоциональные чувства к прожитому и пережитому, как бы жизнь его не обернулась…».

Встреча Валентина Кабальнова (справа) с однополчанином Николаем Заикиным через 35 лет.  Май 1981г.

г.Демидов Смоленская область

    Являлся членом коммунистической партии с марта 1945 года и оставался им до последнего дня её существования. «…И пусть меня сейчас окрестят «фонатиком» или «твердолобым консерватором», но я смело могу утверждать, что никогда не изменял тому пути, на который встал. Я не скрываю гордости за всё, бесспорно, позитивное и доблестное, чего достигло наше государство. Бездумно отрекаться от всего, что задумывали наши деды и отцы. В моей жизни было и хорошее, и плохое. Но это моя жизнь! Жил, работал, растил детей. Сейчас имею внуков, никогда не терял веры в лучшее будущее, как миллионы советских людей, если не для себя, то для внуков и правнуков. И мне незачем стыдиться своего прошлого. Я и теперь ни о чём не жалею и обиды ни на кого не держу».

В.А. Кабальнов (шестой справа) на встрече с однополчанами 64-ой гвардейской танковой бригады. Москва. [1980-е гг.]

    Два поколения семьи Кабальновых, отец и дед, защищали Отечество, и сын Сергей тоже выбрал профессию военного, окончив в 1977 году Тюменское высшее инженерное училище и много лет отдав армии. Валентин Антонович со своей супругой, спутницей всей его жизни, Александрой Михайловной, прожил вместе много лет лет, помогал растить 3 внуков и 4 правнуков. Показывая достойный пример своим самоотверженным трудом, честностью, порядочностью, всей своей жизнью.

    В 2007 году Валентин Антонович Кабальнов ушел из жизни.

    В заключение приводим слова главы семьи Кабальновых, которые должны быть для нас примером: «… Моему отцу, братьям, мне и моему сыну защита Отечества была обязанностью и долгом. Этот долг мы выполнили. И завещаем своим внукам и правнукам - всегда хранить честь и достоинство, славные традиции семьи, фамилии и Родины».

В.А. Кабальнов со своей супругой, Кабальновой Александрой Михайловной

Основание: Ф.88, Оп.14, Д.1-3, 6,7.